Общественно-политическая газета "Коммерсантъ" опубликовал интервью с руководителем нашей коллегии Михаилом Михайловичем Бабиным о практике банкротства физического лица.
Опубликовано: 06 февраля 2017

Закон о банкротстве (несостоятельности) физических лиц, вступивший в силу 01 октября 2015 года, оказался самым обсуждаемым в юридическом сообществе. В первое время мало кто верил, что он будет работать на практике. Возникали самые противоречивые суждения и катастрофичные прогнозы. Как он будет работать в реалиях современной российской судебной системы? И не принесёт ли ещё больше вреда попавшим в сложную финансовую ситуацию гражданам? Теперь, год с лишним спустя, можно делать первые выводы о том, как он прижился на российской почве.

Как действует закон на практике? Об этом мы спросили Михаила Михайловича Бабина, руководителя юридической компании «Юрист Михаил Бабин и коллеги», которая на данный момент уже провела десятки процедур банкротства физических лиц.

— Михаил Михайлович, Ваша компания одна из первых вышла на юридический рынок Нижнего Новгорода с предложениями услуг в области личного банкротства. Как восприняли закон те, кого он непосредственно касается? Кто обращается в Вашу компанию с запросом о признании себя банкротом?

— Действительно, мы с коллегами начали работу с законом о банкротстве физического лица ещё до того, как он вступил в силу. Поэтому 1 октября 2015 года мы смогли предложить юридическую помощь одними из первых не только в Нижнем Новгороде, но и в России в целом. Это даёт возможность оценить, как менялось отношение к закону на разных этапах. Поначалу закон о банкротстве был принят гражданами с настороженностью, хотя его пытались популяризовать в СМИ. И первыми оценили выгоду от личного банкротства совсем не бедные люди. Опыт показал, что в первую очередь банкротами пожелали признать себя известные предприниматели и даже депутаты Госдумы. Именно эта активная часть населения смогла раньше остальных увидеть в законе реальный шанс новой жизни без долгов.

Теперь же мы видим, как с каждым месяцем интерес к возможности освободиться от невыполнимых долговых обязательств с помощью банкротства растёт. Сейчас идёт вторая и более масштабная волна клиентов — в основном, это люди бизнеса, пытавшиеся поправить ситуацию с помощью потребительских кредитов. В нашей практике много случаев, когда предприниматели, особенно в сфере розничной торговли, пополняли оборотные средства не только потребительскими кредитами и кредитными картами. Они обращались даже в микрофинансовые организации и ломбарды с их запредельными ставками в сотни процентов годовых. Разумеется, отработать такие проценты даже при прибыльном бизнесе невозможно. Люди прекращали предпринимательскую деятельность и оставались один на один с огромными долгами. В таких случаях банкротство — реальный и зачастую единственный выход закрыть старые долги и начать жизнь с чистого листа.

— Но есть, наверное, ограничения, которые накладывает на гражданина признание себя несостоятельным? Действительно ли по окончании процесса он может продолжать свою предпринимательскую деятельность?

— Цель процесса банкротства — это всё-таки найти благоприятные решения для выхода из сложной финансовой ситуации ко всеобщему согласию. Закон не направлен на наказание должника, поэтому не предусматривает каких-то дополнительных суровых мер.

Ничего катастрофического в последствиях банкротства нет. Из более-менее серьёзных запретов, которые воспринимаются, как помеха к дальнейшему ведению бизнеса — это запрет быть руководителем организаций в течение 3-х лет. Однако, по закону можно оставаться, например, не генеральным, а коммерческим директором предприятия. Из опыта наших клиентов могу сказать, что пока не было случаев, чтобы это приносило серьёзные неудобства.

Бывает, но не всегда, что на несколько месяцев вводится ограничение по выезду за границу. Но и это не минус, а плюс по сравнению с тем же самым ФЗ «Об исполнительном производстве», где запрет выезда за границу продляется и может исчисляться годами. К тому же по окончании процедуры банкротства ограничение на выезд отменяется.

— То есть Вы, как практикующий специалист, можете порекомендовать практику личного банкротства тем, кто ещё опасается, но не находит другого выхода решить проблему с долгами?

— К банкротству нельзя относиться, как к панацее. Законодательство даёт нам множество возможностей решить проблемы кредитных долгов, и банкротство — самое радикальное из них. Конечно же, оно подходит не во всех случаях. Но, если юрист, который специализируется в кредитно-финансовом праве, советует Вам идти на банкротство — тогда да, бояться не стоит. Ныне действующий президент США Дональд Трамп даже утверждал, что человек не может быть настоящим предпринимателем, если хотя бы раз не был банкротом. А ему можно верить. Как известно, он четырежды объявлял себя банкротом за время своей предпринимательской деятельности. В конечном счёте, банкротство — это не конец, а новые возможности. Не бойтесь начать всё сначала!

Источник статьи: "Коммерсантъ. Поволжье"